Как луддиты с “верзилой Энохом” на технический прогресс ходили

Как луддиты с “верзилой Энохом” на технический прогресс ходили

В начале марта 1811 года Англия содрогнулась: на севере страны начались погромы ткацких фабрик. Владельцы вынуждены были превращать фабрики в крепости и звать на помощь солдат: толпы оставшихся без работы ткачей с молотами наперевес под предводительством “генерала Лудда” превратились в настоящую армию. Самого Лудда, правда, никто не видел.

На фото — гравюра-карикатура на предводителя луддитов. 1812 год, собрание Британского музея

КОНТРБЛОКАДОЙ ПО СВОИМ

Апрель 1812 года, Англия, графство Йоркшир. У придорожного межевого камня близ ткацкой фабрики “Роуфордс Милл” собрался большой отряд — человек сто пятьдесят или двести. Лица вымазаны сажей или закрыты масками, в руках молоты и топоры, а у некоторых даже и ружья. Это — один из отрядов армии “генерала Лудда”, которая уже второй год ведет по всей северной Англии войну против заменивших ручной труд машин и станков. Вот и хозяин фабрики “Роуфордс” Уильям Картрайт установил у себя обрезные рамы, которые обойдутся ему дешевле, чем квалифицированные надомники, занимавшиеся прежде подравниванием готовой ткани вручную. Те, в свою очередь, останутся без и так небольшого, но хотя бы стабильного куска хлеба — но кто об этом думает.

Картрайт о готовящемся нападении знал и сам подготовился на славу: фабрика укреплена, ее защищают несколько охранников с мушкетами и пятеро солдат. И когда толпа пытается прорваться через ворота, ее встречают ружейным залпом. Атака захлебнулась, двое нападавших смертельно ранены.

Случаи, подобные описанному, в тот год то и дело случались на текстильном севере Англии. То тут, то там отряды численностью порою в несколько сотен человек нападали на фабрики и принимались разбивать станки и машины. Владельцам производств и главам местных магистратов стали приходить письма с угрозами, подписанные: “король Лудд”. Некоторых фабрикантов, и правда, убивают. Случаются и погромы, и грабежи.

Нет, бунты и уличные выступления в Англии тех лет не были особенной редкостью, да и протесты против механизации производства в стране шли уже не первое десятилетие. Работники боятся новомодных производительных агрегатов и неминуемой безработицы, которую машины несут с собою для тех, кто столетиями выполнял ту же работу вручную. Но теперь спорадические выступления стали напоминать чуть ли не партизанскую войну.

Читать еще:  Программа новые русские сенсации диана шурыгина. Новые русские сенсации (01.10.2017) Сокрушительное возвращение Дианы Шурыгиной

Оно и понятно, почему это случилось именно тогда. Страна завязла в войне с Наполеоном — а у того в руках пол-Европы, которая традиционно была рынком сбыта для британских тканей, шерсти и сукна. Теперь же Наполеон объявил Англии континентальную блокаду. Британскому товару ход в большинство портов континента заказан, а если он оказался на подконтрольной французам территории, то подлежит уничтожению. Англия в 1807 году отвечает “контрблокадой” Франции и ее союзников. Но страдают от этого прежде всего сами английские работники, которые и так который год выступают с петициями о повышении нищенских заработков.

Вдобавок к военному кризису и урожай не задался. Перед суконщиками, чулочниками и чесальщицами, оставшимися за бортом технического прогресса, замаячила перспектива голода. И они вспомнили пример полумифического Неда Лудда, в конце 1770-х годов уничтожившего на своей фабрике две вязальне машины.

КТО ВЫ, МИСТЕР ЛУДД?

Народная молва утверждала: живет “король Нед Лудд” в Шервудском лесу, подобно Робин Гуду. Говорили также, что работал он еще в 70-х годах XVIII века на текстильной фабрике в Лестершире и что станки испортил в знак протеста против царившей на фабрике несправедливости.

Кто-то утверждал, что его на самом деле звали Эдвард, и не Лудд, а Ладлэм. Кто-то — что такого человека никогда и не существовало.

А еще говорили, что в действительности Лудд-Ладлэм был просто полоумным подмастерьем и “отыгрался” на станках не то за порку, назначенную ему хозяином за несообразительность, не то просто за издевательства в свой адрес.

Но как бы то ни было, молва творит чудеса — и вот уже “генерал Лудд” из Шервудского леса превратился в народного героя. Конечно, многие понимали, что “король Лудд” — это абстракция, но достаточное количество его последователей, скорее всего, и вправду верили, что Лудд на самом деле существует и борется за справедливость.

ВОЙНА

В начавшейся “войне” помимо “короля Лудда” был еще один герой и символ — “верзила Энох”. Это тяжелый молот, названный по имени своего создателя, кузнеца Эноха Тэйлора. По иронии судьбы, обрезные рамы, столь ненавистные ткачам, были созданы тем же Тэйлором. “Энох их породил — Энох их и разобьет”, — приговаривали луддиты, круша станок за станком.

Читать еще:  Температура кипения жидкости ниже чем. Почему температура кипения воды в различных условиях разная? Как вырастить кристалл

Началом массовых акций луддитов можно считать весну 1811 года: 11 марта стало известно о разрушении станков на чулочных производствах Ноттингемшира. Дальше — больше.

В ноябре 1811 года разъяренные ткачи, вооруженные топорами и молотами, ворвались на мануфактуру в Булвелле. Завязалась перестрелка, несколько человек было убито. В апреле 1812 года произошла уже описанная нами “битва у фабрики “Роуфордс”. Неделю спустя после неудачной атаки луддиты попытаются убить Уильяма Картрайта — опять же, безуспешно. Кстати, фабрикант во время этих событий явил пример своеобразного благородства. Один из солдат, приданных ему для обороны фабрики, отказался стрелять в нападавших, за что был позже приговорен к тремстам ударам кошкой-девятихвосткой, а это наказание почти равносильное казни. Вмешательство Картрайта спасло бедняге жизнь и здоровье: экзекуцию остановили на двадцать пятом ударе.

А вот другому йоркширскому фабриканту, Уильяму Хорсфоллу, от луддитов уйти не удалось — его застрелили. И чем дальше, тем более жестоким становилось движение.

20 марта 1812 года парламент вводит смертную казнь за умышленное разрушение машин — ведь это же саботаж в военное время. На бунтовщиков, впрочем, угроза кары оказала не столь уж отрезвляющее воздействие. Тем более что в текстильной промышленности ситуация становилась все хуже день ото дня: бывшей метрополии объявили войну североамериканские штаты, и таким образом еще один важный рынок сбыта текстиля оказался недоступен. В провинции начинаются настоящие голодные бунты, люди громят продуктовые лавки.

На защиту фабрик стягиваются войска. В какой-то момент оказалось, что против ткачей внутри страны “красных мундиров” выставили больше, чем в то время участвовало в боях с бонапартистами на Пиренеях.

РЕПРЕССИИ И КОНЕЦ

Для того чтобы остудить пыл разошедшихся ткачей, властям нужен был показательный и эффектный процесс. Система осведомителей, которую власти наладили в рядах ткачей, сработала, и в начале 1813 года такой суд удалось организовать в Йорке. На скамье подсудимых оказались около шести десятков человек во главе с харизматичным лидером бунтовщиков Джорджем Меллором, “йоркширским генералом Луддом”. Некоторых, впрочем, просто схватили под горячую руку, но поскольку суд надо было обязательно сделать массовым, никто особо не разбирался, луддита арестовали или нет.

Меллора и двух его товарищей, Уильяма Торпа и Томаса Смита, приговорили к повешению за убийство — это они застрелили Уильяма Хорсфолла. Впрочем, убийц было четверо, но четвертый, Бенджамин Уокер, выторговал себе свободу в обмен на то, что сдал своих товарищей, — британское законодательство тех лет избавляло доносчика от ответственности. Правда, Уокеру свободы было мало — он захотел еще и вознаграждения за помощь властям. Однако в этом Уокеру было отказано — и умер он, судя по всему, бродяжничая в нищете.

Читать еще:  Стрелец и весы совместимость любовь. Стрелец и Весы: совместимость в любовных отношениях. Как мужчине Стрельцу завоевать женщину Весы

“На протяжении всего судебного процесса, и даже когда торжественно читался приговор, никто из узников не проронил ни слезинки, однако в поведении их не было ни капли недостойной дерзости или неподобающего легкомыслия, — описывал события репортер газеты The Leeds Mercury. — Рассмотрение дел проходило с необычной торжественностью, а зрители вели себя подобающе и исключительно благопристойно”.

Казнь состоялась 8 января. Кроме Меллора, Торпа, Смита к смерти было приговорено еще около десятка подсудимых. Еще части “повезло”: они отделались многолетней каторгой в Австралии.

Надо сказать, в поддержку луддитов выступали тогда многие — и не только местное население, которое прекрасно понимало, почему толпы ткачей отправляются громить станки, но и властители умов своей эпохи вроде лорда Байрона.

“Неужели в ваших законах еще недостаточно статей, карающих смертной казнью? — вопрошал он в своей речи против смертной казни для последователей “короля Лудда” и “верзилы Эноха”. — Не довольно ли уже крови в вашем кодексе законов, или ее нужно пролить еще больше, чтобы она достала до неба и там свидетельствовала против вас? И как же вы собираетесь применять этот закон? Построите по виселице в каждой деревне и повесите на каждой человека в устрашение прочим?”

Однако к Байрону не прислушались. Казни продолжились.

К концу десятилетия луддитские выступления постепенно сошли на нет. Впрочем, это было не последним британским восстанием против машин. В 1830-е годы уже сельскохозяйственные работники поднимут восстание против механических молотилок, из-за которых и без того невысокие зарплаты работников упали ниже низкого.

И снова полетели угрозы, на сей раз землевладельцам. Подписывались эти угрозы на сей раз неким “капитаном Свингом” (в переводе с английского эти слова могут значить и “качели”, и “свободу”, и “виселицу”), снова стали разрушаться машины. Впрочем, у наемных работников было против чего воевать и помимо неумолимого прогресса — это и десятина, и непомерно высокая рента, которую назначали лендлорды. Так что этот сюжет — уже немного другая история.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector